ЕСПЧ отметил важность привлечения родственников к расследованию смерти члена их семьи

Заключение судебно-медицинской экспертизы вызвал определенные вопросы, на которые власти не пытались ответить. Так власти не провели эффективного расследования для того, чтобы должным образом установить причину смерти, а также то, имела место любая небрежность или жестокое обращение.

На это обратил внимание ЕСПЧ в решении по делу «Призрене против Албании» (заявление № 29309/16).

Фатос Призрене пошел в больницу навестить брата, которого туде перевели из центра содержания под стражей, но обнаружил того умершим. Брату был поставлен диагноз слоновая болезнь, патологическое ожирение и полиорганная недостаточность, и были назначены лекарства. Власти начали расследование. Врачи сообщали, что к нему относились так же, как к любому другому пациента и было предоставлено лечение в соответствии с правилами. Но Призрене сообщил следователям, что во время предыдущего визита он нашел своего брата без сознания и привязанным к кровати простынями. В заключении паталогоанатомической экспертизы не было обнаружено никаких следов лекарств в крови умершего, но отмеченные синяки на обоих предплечьях. Причиной смерти была указана острая сердечно-легочная недостаточность. При этом вопрос небрежного лечения было оставлено для другой судебно-медицинской комиссии.

Прокуратура решила не открывать уголовное производство, ссылаясь на отчет экспертизы и тот факт, что она не обнаружила никаких доказательств преступления. Ф.Призрени жаловался на это решение, но его дело было отклонено на всех уровнях.

Тогда, ссылаясь на статью 2 (право на жизнь) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, он обратился в ЕСПЧ с жалобой на то, что не было проведено эффективного расследования смерти брата. Он также жаловался на то, что к его брату относились в больнице таким образом, который противоречил статьи 3 (запрещение пыток и бесчеловечного обращения), также в соответствии со ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты).

ЕСПЧ учел, что расследование началось немедленно в день смерти. Однако возникли противоречия, поскольку заключение судебно-медицинской экспертизы содержал информацию об отсутствии следов лекарств в крови умершего, в то время как в истории болезни больницы было указано, что он получал медикаментозное лечение. И это противоречие не было устранено. Суд не убедился вне всяких обоснованными сомнениями, смерть человека была вызвана его болезнью или несоответствующим уходом и лечением. В ходе расследования не рассматривались утверждение заявителя о том, что во время пребывания в больнице его брат был в наручниках. Кроме того, решение прокуратуры не возбуждать дело было основано на неубедительно судебно-медицинской экспертизе.

Суд подчеркнул важность привлечения родственников в расследовании смерти члена их семьи, в частности, для того, чтобы обеспечить надлежащую защиту их интересов, может противоречить интересам полиции или сил безопасности.

Также господину Призрене было запрещено эффективно обжаловать решение прокурора не открывать уголовное производство. Это не соответствовало обязанности государства проводить эффективное расследование.

С учетом всего этого имело место нарушение процессуального обязательства государства в соответствии со ст. ст. 2, 3 Конвенции. Учитывая эти выводы ЕСПЧ решил, что не было необходимым рассматривать жалобы в соответствии со статьей 13 Конвенции отдельно и постановил выплатить заявителю 12 тыс. Евро в качестве компенсации морального вреда.

С текстом пресс-релиза решение ЕСПЧ по делу «Призрене против Албании» (заявление № 29309/16) в переводе можно ознакомиться по ссылке:

https://www.echr.com.ua/translation/sprava-prizreni-proti-albaniї-pres-reliz/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *